Когда мамы начинают винить себя в совершении воспитательных ошибок.

Когда мамы начинают винить себя в совершении воспитательных ошибок
Когда мамы начинают винить себя в совершении воспитательных ошибок

Проблема отношений родителей и детей в мотивах родительского воспитания.

Если бы воспитание ребенка сводилось только к тому, чтобы помогать ребенку избегать неприятностей, его нельзя было бы назвать великим трудом

Проблема отношений родителей и детей — сложная и парадоксальная. Сложность ее — в скрытом, интимном характере человеческих отношений. А парадоксальность в том, что, при всей ее важности, родители ее обычно не замечают, ибо не имеют для этого необходимой психолого-педагогической информации. Казалось бы, родители должны понимать и частые перемены настроения подростка, и странные на первый взгляд увлечения, и эксцентричное поведение, и новый лексикон, и порой заведомо неудачные начинания. Но, если быть до конца откровенными, то родители крайне редко выдерживают такие испытания. И тогда происходят размолвки.

Преобладающий стиль во взаимоотношениях с ребенком в семье непосредственно зависит от того, какое место занимает воспитание во всей сложной, неоднозначной, подчас внутренне противоречивой системе различных мотивов поведения взрослого человека, чем руководствуется родитель в выборе воспитательных мер.

Какое влияние оказывает та или иная форма сочетания мотивов на воспитание, поскольку с особой силой это проявляется, когда ребенок вступает в подростковый возраст, в очередной возрастной кризис .

Воспитание и потребность в эмоциональном контакте.

Может случиться так, что цель воспитания ребенка оказывается «вставленной» в удовлетворение потребности эмоционального контакта.

Воспитание как реализация потребности в эмоциональном контакте связано с наличием у родителя  своеобразной формы ориентировки — потребность ориентации в эмоциональном настрое других людей —  потребностью в эмоциональном контакте. Причем речь идет о существовании двустороннего контакта, в котором родитель  чувствует, что сам является предметом заинтересованности, что чувства других созвучны с его собственными чувствами. Цель воспитания ребенка оказывается подчиненной удовлетворению потребности эмоционального контакта. Ребенок становится центром этой потребности, единственным объектом ее удовлетворения. Примеров здесь множество. Это и родители, по тем или иным причинам испытывающие затруднения в контактах с другими людьми, и одинокие матери, и посвятившие все свое время внукам бабушки. Чаще всего при таком воспитании возникают большие проблемы. Родители бессознательно ведут борьбу за сохранение объекта своей потребности, препятствуя выходу эмоций и привязанностей ребенка за пределы семейного круга.

Воспитание и потребность смысла жизни.

Для некоторых родителей (как для матерей, так и для отцов) воспитание становится  основной деятельностью, мотив которой состоит в реализации потребности, смысла жизни. Как известно, удовлетворение потребности связано с обоснованием для себя смысла своего бытия, с ясным, практически приемлемым и заслуживающим одобрения самого человека направлением его действия. Для многих родителей смысл жизни выражается в заботе о ребенке, его воспитании. Родители не всегда осознают это, полагая, что цель их жизни в другом, однако счастливыми и радостными они чувствуют себя только в непосредственном общении с ребенком, в делах, связанных с заботой о ребенке. Для таких родителей характерна попытка создавать и удерживать близкую личностную дистанцию с ребенком, а возрастное закономерное отдаление ребенка, повышение субъективной значимости для него других людей воспринимается бессознательно, как угроза собственным потребностям.

В родительских сочинениях можно встретить слова, что «когда старший ребенок вырос, жизнь потеряла смысл, и мы решили завести второго». Для таких родителей характерна позиция «опекунов», они стремятся слить свою жизнь с жизнью детей. Ярким примером может служить мама, которая излишне опекает своего ребенка, длительное время выполняет за него все то, что он способен делать самостоятельно (одевает, кормит, моет). В результате она получает требуемое чувство своей необходимости и препятствует с необычайным упорством всякому проявлению самостоятельности ребенка.

Воспитание и потребность достижения.

У некоторых родителей воспитание ребенка побуждается так называемой мотивацией достижения. Цель воспитания состоит в том, чтобы добиться того, что не удалось родителям из-за отсутствия необходимых условий или же потому, что сами они не были достаточно способными и настойчивыми. Например, отец хотел стать биологом — теперь ребенку прививается любовь к животным, мать мечтала играть на фортепиано — ребенок с детства обучается музыке. В таких семьях дети очень рано приобщаются к различным занятиям, посещают большое число кружков, студий, спортивных секций, причем интересы, склонности и задатки самого ребенка не всегда учитываются. Ориентация на достижения нередко искажает образ ребенка в глазах родителей, «зашумляет» индивидуальность восприятия. А само общение с детьми утрачивает качества спонтанности и естественности и более всего начинает напоминать дрессуру, натаскивание. Требования результата превышают потребность в получении удовольствия, радости от занятий. Под влиянием мотива достижения в воспитании усиливается значимость социальных требований и стандартов в ущерб эмоциональной насыщенности в отношениях с ребенком. Любовь к ребенку приобретает условный характер и связана в значительной степени с оценкой его достижений в той или иной мере. Подобное родительское поведение неосознанно для самих родителей приобретает некоторые элементы эгоизма. Ребенок лишается необходимой независимости, искажается восприятие присущих ему задатков, сформированных личностных качеств. Обычно не принимаются во внимание его возможности, интересы, способности, которые отличны от тех, что связаны с запрограммированными целями. Ребенок ставится перед выбором. Он может втиснуть себя в рамки чуждых ему родительских идеалов только ради того, чтобы обеспечить для себя любовь и чувство удовлетворенности родителей. В этом случае он пойдет ложным путем, не соответствующим его личности и способностям, который часто заканчивается полным фиаско. Но ребенок может и восстать против чуждых ему требований, вызывая тем самым разочарование родителей из-за несбывшихся надежд, и в результате возникают глубокие конфликты в отношениях между ним и родителями.

Воспитание как реализация определенной системы.

Организацию воспитания в семье по определенной системе можно считать вариантом реализации потребности достижения, но при этом речь идет уже о достижениях -не одного из родителей, а всей семьи.

Встречаются семьи, где цели воспитания как бы отдаляются от самого ребенка и направляются не столько на него самого, сколько на реализацию признаваемой родителями системы воспитания. Это обычно очень компетентные, эрудированные родители, которые уделяют своим детям немало времени и забот. Познакомившись с какой-либо воспитательной системой и в силу разных причин доверившись ей, родители сознательно и целеустремленно приступают к ее неустанной реализации.

Можно проследить даже историю формирования таких воспитательных мотивов, возникающих нередко как дань определенной моде на воспитание. Некоторые родители следуют идеям воспитательных положений семьи Никитиных, отстаивающих необходимость раннего интеллектуального обучения, или призыву: «Плавать раньше, чем ходить»; в иных семьях царит атмосфера сплошного всепрощения и вседозволенности, что, по мнению родителей, осуществляет споковскую модель воспитания.

Несомненно, у каждой из воспитательных систем есть свои ценные находки, немало полезного и важного. Здесь речь идет лишь о том, что некоторые родители следуют тем или иным идеям и методам воспитания слишком послушно, без достаточной критики, забывая об индивидуальности психического мира своего ребенка.

Воспитание как формирование определенных качеств.

Проблемы независимости обостряются и в тех случаях, когда воспитание подчиняется мотиву формирования определенного для родителей качества.

В этих случаях родитель строит свое воспитание так, чтобы ребенок был обязательно наделен этим «особо ценным» качеством. Типичным примером может служить ситуация, когда увлечение супругов спортом приводит к тому, что они строят планы об активном образе жизни своего ребенка, совместных походах, занятиях спортом, не замечая, что в их представлениях о будущем ребенке им видится все-таки мальчик… Рождается девочка. Но воспитание строится по заранее запрограммированному сверхценному образцу. Подчеркнуто мужской стиль одежды, несколько излишнее для девочки обилие спортивных упражнений, насмешливое отношение к играм с куклами, а даже шутливое, вроде бы ласковое прозвище «Сорванец» — оно тоже мужского рода. Все это может привести к отрицательным последствиям в психическом развитии. Навязывая ребенку не присущие ему качества, родители неосознанно как будто убеждают его в том, что такой, какой он есть, ребенок им не нужен, подчеркивают свое непринятие. А это самый неприемлемый, самый опасный для психического здоровья ребенка стиль отношения к нему.

Или такой пример, ребенок  прекрасно учился, имел разносторонние интересы, в каждой сфере своих интересов обнаруживались неординарные способности. Но, было одно «но» — мальчик заикался. Постепенно выяснилось, что причина кроется в отношениях с мамой, точнее, в том, как мама реализовывала сознательно принятые, особо значимые для нее цели воспитания. Она исходила из достаточно привлекательных с точки зрения морали принципов о всеобщей доброте, всепрощении, невозможности причинить боль, о «непротивлении злу». С первых же дней жизни подобные принципы, которые для ребенка оборачивались всевозможными ограничениями его активности, сопровождали каждый шаг, каждое действие малыша. Было невозможно случайно обломать ветку — ведь она тоже чувствует, наступить на букашку — это означает причинить боль, разбить стакан — это тоже творение чьих-то добрых рук. Ну а когда пришло время ребячьим стычкам и дракам, мама усилила свое воздействие. Раз и навсегда был наложен запрет на ответный шлепок, толчок или удар. Если у тебя взяли игрушку — отдай, толкнули — ни в коем случае не отвечай тем же, не приняли в игру — отойди. Так с самого раннего возраста, с «азов общения», мальчик был вынужден — а он очень любил маму, верил ей — сдерживать первую, непосредственную реакцию и лишь потом, после задержки и оттормаживания, проявлять ответную реакцию в соответствии с внушенными требованиями. Так возникла  особенность поведения, которая стала основной психологической причиной заикания.

В тех случаях, когда ценности родителей начинают вступать в противоречие либо с возрастными особенностями развития ребенка, либо с присущими ему индивидуальными особенностями, проблема независимости становится особенно очевидной.

Итак, обсуждая кризис подросткового возраста, стили взаимоотношений

родителей с детьми, мы неминуемо выходим на разговор о зрелой семье, которая позволяет и родителям, и ребенку удовлетворять свои потребности и, следовательно, гармонично развиваться.

«Проблемные», «трудные», «непослушные», «невозможные» дети, по мнению Ю.Б. Гиппенрейтер, так же как дети с «комплексами», «забитые», «несчастные» — всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье и, как следствие, неудовлетворенных потребностей ребенка.

  Как правило, трудности детей, обостряющиеся в переходный период, служат проекцией отношений в семье. Соотнесение себя и семьи у взрослого и ребенка в известном смысле зеркально: для взрослого семья — производное от «я», для ребенка «я» — производное от семьи.

«Юность крайне нуждается в идеале, в образце для подражания, во взрослом человеке, на которого можно равняться. И если он найдет его в своем ближайшем окружении — лучше, чтобы в одном или обоих из родителей, он вряд ли станет искать его «на стороне». Однако это возможно лишь при наличии двух условий — необходимых, но, к сожалению, не всегда достаточных. Первое — это способность родителей быть эталоном для ребенка, их личностная возможность завоевать уважение и доверие со стороны скептически и максималистски настроенного подрастающего поколения. А второе — правильно выбранный родителями стиль взаимоотношений с детьми». Чтобы успешно пережить все приключения подросткового возраста, и родителям, и подросткам нужно хорошо представлять, как выходить из критических ситуаций. Нельзя быстро и без труда разрешить все проблемы подросткового возраста. И родители, и подростки должны набраться терпения и продолжать работать, разговаривать друг с другом, любить друг друга. В этот период каждый в семье начинает по-новому видеть окружающих, все должны как бы заново познакомиться друг с другом.

Как показывает мировая практика психологической помощи детям и их родителям, даже очень трудные проблемы с детьми на этапе подростничества вполне разрешимы, если удается создать благоприятный климат общения в семье. Не опускайте  руки, не отворачивайтесь от ребенка, не закрывайте глаза на наличие проблемы. И всех Вам благ!

Читайте далее — Ошибки воспитания, которые воспитывают незрелую личность